September 13th, 2016

Картинки с выставки




В Риге, в Музее истории латвийской железной дороги, и уже третий год подряд, проводился фестиваль Европейского кукольного искусства. Выбралась - и всего за пару часов до закрытия. 110 мастеров из 14 стран. Куклы из текстиля, папье-маше, дерева, пластика, стекла, фаянсовые, керамические, из металла. Задорные, счастливые  - и очаровательно-грустные... Изящные  - и неуклюжие... Отстранённо-загадочные, мечтательные -  и приветливые куколки-чудики... Объёмные, словно сошедшие с полотен Модильяни и Пиросмани... Тёплые, войлочные...  Разные... К куколкам подобраться нелегко - последние интервью, море народу.
Наверно, излишне повторять, что кукольное искусство способно привлечь и увлечь каждого, но тому есть и подтверждение - два трогательных, чудных репортажа, мужской взгляд на кукольное искусство  - здесь и здесь . Осмеливаюсь и я добавить свою порцию впечатлений.



+ 27 картинок...Collapse )

Птицы



"... Вторник 12 (24 сентября) 1816 года. Ночью мы опять пошли назад к Голанду, чтоб попасть на настоящую дорогу, с которой свернули. Мы близ Ревеля. Вечер очень хорош. Мы пригласили капитана выпить с нами пуншу. Он разговорился про свои путешествия. Между прочим, он рассказал, как на возвратном пути из Португалии, когда их застигла буря, угрожавшая опасностью экипажу, целая стая голубей опустилась на корабль. Матросы ловили руками дрожащих от испуга птиц и сажали в клетку, с тем чтобы потом употребить на обед. Но когда буря миновала, небо прояснилось, один из матросов выпустил их на волю, в то время как товарищи его отдыхали. "К чему нарушать законы гостеприимства? – подумал он.– Они просили у нас приюта, мы спасли их, как господь спас нас". Несколько минут спустя матрос упал в воду, и весь экипаж единодушно дал обет отслужить обедню за его спасение. Его благополучно вытащили, и, когда корабль пришел в Марсель, капитан и все матросы отправились босиком в церковь богоматери принести благодарение за помощь. Во время вечерней молитвы мы поднялись на палубу. Огромная волна прошла над нашими головами, не замочив нас..." Ипполит Николя Жюст Оже. Из "Записок"