lea_85 (lea_85) wrote,
lea_85
lea_85

Categories:

Мазурка (часть вторая)


Про Вильяма К., русского Дон-Кихота
... Продолжение

часть вторая - "Путешествие Вильгельма"
Начало было здесь





Вильгельм из Мемеля, сентябрь 1820-го:

"... Как описать вам, друзья, чувства, с коими оставил я  Россию? Я плакал как ребенок, и эти слезы, которые удержать был не в состоянии, живо заставили меня чувствовать, что я русский и что  вне России нет для меня счастия. У вас, мои милые, у вас мое сердце, у вас мое все. Природа, моя давнишняя утешительница, приняла меня в свои объятия. Мы въехали в прусские пески и шажком тащились вдоль моря: вечер был самый поэтический; облака, от вечерней зари,

Летя, сияли,
И, сияя, улетали

за далекий, величественный, ясный небосклон; море кипело и колыхалось… "

... Дальше по маршруту у Вильгельма Кёнигсберг

17(29) сентября 1820 г.
Наверно, самое восторженное описание города К., которое мне приходилось читать, принадлежит перу Вильгельма:

"Теперь мы в Кенигсберге. Поутру осматривали мы город.
Я уже видал несколько готических городов, но ни один не поразил меня до такой степени. Переезжая чрез мост, я ахнул: река Прегель по обеим сторонам обсажена узенькими высокими домами (между ними есть 8-этажные), которые стоят к берегу не лицом, а боком, снабжены огромнейшими кровлями и тем получают вид каких-то башен китайской или бог знает какой  постройки! Улицы красивы и некоторые довольно широки: большие крыльца придают городу веселую южную физиономию. Меня восхитили италианские тополи, которые я здесь увидел в первый раз: не знаю красивее дерева".


... 21 сентября (3 октября). Вильгельм на берегах Вислы - и вот ведь, каков шутник:

"… Если вы будете в Мариенвердере и в Нейенбурге, вспомните  обо мне, друзья! Оба города лежат на берегах Вислы самым живописным образом один против другого <…> Мариенвердер богат хорошими сливами и грушами и миленькими девушками. Добрые друзья, ежели будете в  Мариенвердере, купите себе груш и слив и поцелуйте хотя одну красавицу в мое воспоминание!"


Бернардо Беллото, "Вид на Дрезден с правого берега Эльбы", 1778 г.

... Конец октября. Вильгельм в Дрездене:

"... Я здесь точно в стране волшебств и очарований. Весь день бегаю, наслаждаюсь и даже не имею времени передать бумаге свои наслаждения… Представьте себе, друзья, чудесный Дрезденский  мост через Эльбу, горы лесистые, потом туманные, синие, <... > у самого моста величественную католическую церковь; представьте меня на мосту: гляжу и насилу удерживаюсь, чтоб не протянуть рук к этим очаровательным отдаленностям! Облака плавают в темно-голубом небе, озаряются вечернею зарею, отражаются в водах вместе с пышными садами и готическими, живописными строениями. Все долины, холмы и скаты усеяны бесчисленным множеством селений, деревень, городов - все здесь кипит жизнью. Люди пестреют в своих разноцветных одеждах. Вчера я был за городом с нашим доктором; народ толпами валил в общественный сад, где дрезденцы по воскресным дням пьют кофе и наслаждаются табаком и природою: что шаг, то новая в глазах моих картина! Экипажи, всадники, иностранцы в богатом английском, студенты в странном германском наряде, гвардейцы в красных мундирах с медвежьими шапками, нищие - словом, волшебный фонарь!"

... Начало ноября. Лейпциг:

"... Я никогда в С.-Петербурге так не мерзнул, как здесь! Проклятые здешние печи не греют, двойных окон нет, а между тем на дворе бесподобнейший снег и мороз, какого лучше нельзя желать и в России.
Лейпциг - пригожий, светлый город: он кипит жизнию и деятельностию; жители отличаются особенною тонкостию, вежливостию в обращении: я здесь ничего не заметил похожего на провинциальные нравы; Лейпциг по справедливости заслуживает название Афин Германии... "

"... Мы летим, а не путешествуем... "

"...
Когда мы между Келем и Страсбургом с А. Л. переходили пешком через мост, который соединяет и разделяет Германию и Францию, в сердце моем ожило воспоминание о моей разлуке с отечеством; зеленые воды Рейна шумели у ног наших; утро было ясно, тепло и тихо; отзывы прекрасного стихотворения Батюшкова на переход русских через Рейн отдались в глубине души моей. Дельвиг поручил мне вспомнить о нем на берегах Рейна; с ним все друзья мои предстали моему воображению. Я вспомнил наши добрые вечерние беседы <…> где в разговорах тихих, полных чувства и мечтания вылетали за рейнским вином сердца наши и сливались в выражениях, понятных только в кругу нашем, в милом семействе друзей и братии..."

... Люблю  иногда вмешиваться в толпу простого народа и замечать характер, движения, страсти моих братий, коих отделяют от меня состояние и предрассудки, но с коими меня связывает человечество...

"... Люблю обедать в гостиницах за общественным столом: минутные знакомства, разговор свободный и в то же время учтивый;  удовольствие слушать новые, иногда очень умные  мнения, узнать подробности того происшествия, того предмета, который тогда занимает первое место в беседах города, области или всей Европы, - все это придает в моих глазах  неизъяснимую прелесть такому обеду, и кушанье всегда мне кажется втрое лучше обыкновенного..."

Январь 1821-го - Вильгельм в Веймаре:

"... Вчера вечером приехали мы в Веймар, где некогда жили великие: Гете, Шиллер, Гердер, Виланд; один Гете пережил друзей своих. Я видел бессмертного <...> Гете росту среднего, его черные глаза живы, пламенны, исполненны вдохновения. Я его себе представлял исполином даже по наружности, но ошибся. Он в разговоре своем медлен: голос тих и приятен; долго я не мог вообразить, что передо мною гигант Гете; говоря с ним об его творениях, я однажды даже просто его назвал в третьем лице по имени. Гете знает нашего Толстого из работ его и любит в нем великого художника. Казалось, ему было приятно, что Жуковский познакомил русских с некоторыми его мелкими стихотворениями. О нашем разговоре не могу много сказать вам, друзья мои; я был у него недолго: надеюсь, что он завтра несколько будет доступнее, а я смелее".


Goethe à l'âge de 69 ans
Фердинанд Ягеман. Портрет Иоганна Вольфганга Гёте, холст, масло. Эрмитаж

"...Гете позволил мне писать к себе и, кажется, желает, чтобы в своих письмах я ему объяснял свойство нашей поэзии и языка русского: считаю приятной обязанностью исполнить это требование..."



La Place du Châtelet by Étienne Bouhot (1810) Этьен Бухо, "Площадь Шатле", 1810 г. Музей Карнавале

В конце марта Вильгельм в Париже.
О его пребывании во французской столице ходило тогда много слухов и легенд.



Н.И. Греч

Вот что расскажет об этом в своих "Записках" Николай Иванович Греч, журналист и издатель, человек известный своей язвительностью:
"...Вильгельм Карлович Кюхельбекер, комическое лицо мелодрамы. Он воспитывался в лицее с Пушкиным, Дельвигом, Корфом и др., успел хорошо в науках и отличался необыкновенным добродушием, безмерным тщеславием, необузданным воображением, которое он называл поэзией, и раздражительностью, которую можно было употреблять в хорошую и в дурную сторону. Он был худощав, долговяз, неуклюж, говорил протяжно с немецким акцентом. По выходе из лицея был он учителем в одной из петербургских гимназий, потом поехал в чужие края секретарем при Александре Львовиче Нарышкине, который было полюбил его, но вскоре принужден был с ним расстаться.
В Париже Кюхельбекер свел знакомство с какими-то либеральными литераторами и вздумал читать на французском языке лекцию в Атенее о литературе и политическом состоянии России, наполненную вздорными идеями, которые тогда (1820 г.) были в моде. Часть публики смеялась над ним, другая рукоплескала его выходкам. В конце речи он сделал какое-то размашистое движение рукой, сшиб свечу, стакан с водой, хотел удержать и сам слетел с кафедры. Один седой якобинец слушал его внимательно и поддержал его словами: "Берегите себя, молодой человек! Ваше отечество нуждается в вас". Нарышкин, узнав об этом, взбесился и выгнал от себя Кюхельбекера, который пропал бы в Париже без помощи благородного Василья Ивановича Туманского <…> он же помог Кюхельбекеру пробраться в Россию..." (Н.И. Греч. "Записки о моей жизни")



А дальше - крохотный фрагмент из парижской лекции Вильгельма (той, что сохранилась до наших дней):
"... История русского языка, быть может, раскроет перед вами характер народа, говорящего на нем. Свободный, сильный, богатый, он возник раньше, чем установились крепостное рабство и деспотизм, и впоследствии представлял собою постоянное противоядие пагубному действию угнетения и феодализма..."




Итак, Вильгельм снова на родине. Без средств к существованию, и очень-очень не-бла-го-на-дёж-ный.

"... Лекции мои в Париже имели цель самую благонамеренную. Может быть, был неосторожен; может быть, найдут в в них несколько слов неосторожных, но я не мог предвидеть того, что ожидало меня в Петербурге...", - поделится Вильгельм некоторыми своими сомнениями в письме к сестрице Устинье Карловне,
а вот матушке напишет бодроe:

"Я закончил свое путешествие: совершенно восстановленное здоровье, разнообразные сведения, повеселевшее настроение и большое богатство воспоминаний, - вот в немногих словах следствие этого, в высшей степени замечательного для моей жизни дара моей судьбы"



П.Ф.Соколов. Портрет А.И.Тургенева. 1816 Бумага, итал. карандаш, пастель, сангина, тушь, перо

Судьба Вильгельма не на шутку волнует всех людей доброй воли добрых людей.
А.И.Тургенев - П.А. Вяземскому (август 1821 г.):
"... Я прочел сейчас лекцию Кюхельбекера в Париже: c'est curieux! [ это любопытно - фр. ] Между тем он здесь и умирает с голоду. Надеется пристроиться в частный пансион"
Друзья хлопочут.
А.И. Тургенев, пару недель спустя:
"Мы устроили его дело. Государь знал о нем: полагал его в Греции и согласился определить к Ермолову"

В.К. рис. А.П.

И снова, снова Вильгельму в путь:)
"Новый год я встречал в Марселе, Пасху провел в Париже, в начале августа был в Петербурге, а рождество, вероятно, проведу в Тифлисе, Баку или на границе с Персией"
(из письма к матери, сент. 1821 г.)


Н. Чернецов вид Тифлиса
Никанор Чернецов, "Вид Тифлиса", 1832 г.

Вильгельм в Тифлисе: необременительная служба под крылом Ермолова, новые впечатления, новые знакомства. И старые друзья:
"... Грибоедов писал "Горе от ума" почти при мне, по крайней мере мне первому читал каждое отдельное явление непосредственно после того, как оно было написа­но..."
Но и пребывание у Ермолова окажется недолгим: характер по-прежнему доставляет Вильгельму немало хлопот.


А.П.jpg
А.П. Ермолов

Пройдёт совсем немного времени - и Ермолов отправит Вильгельма в отставку.
В рапорте Ермолов напишет:

"По краткости времени его пребывания мало употребляем был в должности и потому собственно по делам службы способности его неизвестны"
(а следующая фраза так и останeтся в черновике; Ермолов её даже зачеркнёт - вот так: " и исполнял делаемые ему поручения с усердием при похвальном поведении")

А вот что рапорту предшествовало (узнаём из записок Н.Н. Муравьёва-Карского):
"...16-го [апреля] я ходил ввечеру в собрание и узнал там от Грибоедова происшествие, недавно случившееся между Кюхельбекером и Похвисневым. На днях они поссорились у Алексея Петровича, и как Похвиснев не соглашался выйти с ним на поединок, то он ему дал две пощёчины. Алексей Петрович, узнавши о сем, очень сердился, сказав, что Кюхельбекера непременно отправит в Россию, а между тем велел, чтобы они подрались < ...>
20-го. Кюхельбекер стрелялся с Похвисневым; один дал промах, у другого пистолет осекся, и тем дело кончилось..."


IMG_0784 - Грибоедов.jpg
А.С. Грибоедов. Портрет работы М.Теребенева, 1824 г.

Грибоедов вскорости вздохнёт в письме к Вильгельму (окт. 1822 - янв.1823 г.):
"... Согласись, мой друг, что, утративши теплое место в Тифлисе, где мы обогревали тебя дружбою, как умели, ты многого лишился для своего спокойствия... Ей-богу, тебе здесь хорошо было для  себя. А для меня? <...> Теперь в поэтических моих занятиях доверяюсь одним стенам. Им кое-что читаю изредка свое или чужое; а людям - ничего; некому..."

А в Тифлисе долго ещё будут вспоминать Вильгельма:

"Душа моя Вильгельм <...> здесь многие или, лучше сказать, все о тебе вспоминают <...> и даже старик наш несмотря на прежнюю вашу ссору, расспрашивал о тебе с большим участием..." (А. Грибоедов - В. Кюхельбекеру, ноябрь 1825 г.)

"... Что поделывает любезный наш Вильгельм? - справится в январе 1823-го Грибоедов у Устиньи Карловны, сестры Вильгельма. - Преследуемый несчастьем прежде чем успел он насладиться теми немногими действительными удовольствиями, которые дает нам общество, гонимый и непонятый людьми, в то время как сам он всякому встречному отдается со всей прямотой, сердечностью и любовью... разве не должно бы все это привлечь к нему общую доброжелательность? Всегда боящийся быть в тягость другим и отягощающий лишь свою собственную чувствительность. Предполагаю, что теперь он вместе с Вами (в деревне, в Смоленской губернии), окруженный любезными родственниками. Убеждайте превосходнейшего Вашего брата примириться с судьбой и смотреть на наши несчастия как на горнило нравственное, из которого мы выйдем менее пылкими, более хладнокровными, приобретшими несколько внушительности, как если бы мы всю жизнь свою благоденствовали; и если судьба отсрочит конец наших дней, раздражительная старость, сухой кашель и вечно повторяемые наставления юношеству - вот та тихая гавань, куда в конце концов всякий приходит, и я, и Вильгельм, и счастливцы сих дней..."

... Душа-Вильгельм и в самом деле отправится в Смоленскую губернию. Гонимого судьбой и властью скитальца приютит сестра Устинья. Здесь, среди милых, добрых и родных людей он проведёт год, отдохнёт душой, напишет новых стихов, трагедий, комедий и даже замахнётся на либретто оперы(!). Планов настроит новых. Влюбится...

Но об этом уже в следующей части

Примечание: портреты и пейзажи из Википедии

Tags: Истории, Кюхельбекер
Subscribe

Posts from This Journal “Кюхельбекер” Tag

  • утренний кофе

    утренний кофе с Бахом - и не только:) ... Невмочь без кофея девицам. Привычен кофей для мамаш, Бабули тоже пьют его, Чего ж тогда пенять на дочек!…

  • Мазурка (часть третья)

    "Что мой Кюхля..?" Про Вильяма К., русского Дон-Кихота Продолжение часть третья, начало здесь и здесь Из Закупа,…

  • Мазурка

    Про Вильяма К., русского Дон Кихота. "Мазуркой" навеяло:) часть 1-я - "Кюхельбекер - молодой человек с пылкой головой, воспитанный в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Posts from This Journal “Кюхельбекер” Tag

  • утренний кофе

    утренний кофе с Бахом - и не только:) ... Невмочь без кофея девицам. Привычен кофей для мамаш, Бабули тоже пьют его, Чего ж тогда пенять на дочек!…

  • Мазурка (часть третья)

    "Что мой Кюхля..?" Про Вильяма К., русского Дон-Кихота Продолжение часть третья, начало здесь и здесь Из Закупа,…

  • Мазурка

    Про Вильяма К., русского Дон Кихота. "Мазуркой" навеяло:) часть 1-я - "Кюхельбекер - молодой человек с пылкой головой, воспитанный в…