lea_85 (lea_85) wrote,
lea_85
lea_85

Михайловское







Как это частенько со мной бывает, недоглядела - и рассказ этот упорхнул раньше времени. Так что, если кто видел его с "ашипками", извините.
А в Михайловское ездили в конце сентября. Лет сто собирались, но всё откладывали - потом, как-нибудь... А собрались решительно, в один день. Несколько часов в пути, к вечеру мы на месте, в двух шагах от Тригорского, и до Михайловского рукой подать. В маленьком бревенчатом домике, рядом прудик. Радушные хозяева. Роскошная осенняя роза на столе. Невероятные совершенно коты, вероятно, потомки того, ученого:)) четыре дня вместили столько впечатлений и поэзии...


От Святогорского монастыря до Михайловского что-то около пяти километров. По этой дороге много раз хаживал Пушкин. В местах этих легко представить себе Александра Сергеевича - такого, каким запомнил его опочецкий торговец Лапин. "1825 год... 29 Майя в Св. Горах был о девятой пятницы... и здесь имел щастие видеть Александра Сергеевича Г-на Пушкина, который некоторым образом удивил странною своею одежною, а на прим, у него была надета на голове соломенная шляпа, в ситцевой красной рубашке, опоясавши голубою ленточкою, с железною в руке тростию, предлинными чор бакинбардами, которые более походят на бороду также с предлинными ногтями, с которыми он очищал шкорлупу в апельсинах и ел их с большим апетитом, я думаю около 1/2 дюжины".
Деревня Бугрово находится на полпути от Святогорского монастыря к Михайловскому. Отсюда начинается одна из дорог, по которой можно добраться "к Пушкину" . На следующий день по приезде были мы здесь ни свет ни заря. Отсюда и отправились в Михайловское - мимо мельничного пруда , мимо усадьбы мельника, мимо восстановленной водяной мельницы на реке Луговке, мимо деревушки с овином, гумном, амбарами и крепким бревенчатым домом. По преданию, А. С. частенько любил наведываться сюда. Рассказывают, любил зимою с людьми лучину щипать, песни петь, в особенности про березу белую. Улыбнуло:)) Любил, говорят, бегать к мельнику. Иной раз, говорят, так "поседеет" от муки, так, что становился вылитый мельник... Что ж, может, так оно и было...






Водяная мельница восстановлена на историческом фундаменте середины XVIII века, по монастырским летописям и чертежам. Приятно было узнать, что сруб мельницы был изготовлен и подарен в своё время мастерами из Резекне.





Мельница - действующая и в день может выдать десять мешков муки.





Мельничный, он же Гаечный, пруд питает водой мельницу. "Гаечный" - странное на первый взгляд название, но друзья-птицелюбы сразу поймут, что это от слова "гаечка". Синичка такая:)








DSC07937 -4567.jpg

От Бугрово - пешочком по лесу "к Пушкину". Путь не близкий, но этого не замечаешь.










Изумительной красоты лес вокруг! А ещё он звенит от птичьего пения. В сентябре-то!





Михайловские рощи - сосна, ель, береза, осина. В подлеске встречается лещина.  Сосны - огромные, стройные, особые - корабельные. Говорят, сохранилось около 200 сосен - живых современников Пушкина, возраст которых превышает два века.















Фамильная часовня Ганнибалов-Пушкиных, восстановлена в 1979 году.  От неё начинается старая ганнибаловская еловая аллея, которая ведёт к воротам усадьбы.






Тех елей, что видели Пушкина, осталось всего-то три. Остальные гораздо моложе.





















Аккурат перед домом по периметру большого дернового круга растут двадцать шесть лип, а в центре - мощный вяз. Вяз посажен младшим сыном А.С. - Григорием Александровичем в 1870-х годах, а липы появились в 1899 году - в столетнюю годовщину со дня рождения Пушкина.






А вот при Александре Сергеевиче круг был обсажен кустами сирени, жасмина и желтой акации. Это отлично видно на рисунке 1837-го года, выполненном псковским художником и землемером Ивановым. Дом и усадьба восстановлены благодаря этому рисунку, единственному сохранившему для нас облик сельца Михайловского.





Не стоит, пожалуй, искать в Михайловском особенной подлинности в архитектуре или интерьерах. Всё здесь восстановленное. И это понятно: ни революции, ни войны, ни время, ни обстоятельства не щадили усадьбу. Дом, построенный при деде поэта, Осипе Абрамовиче Ганнибале, уже и при Пушкине успел заметно обветшать, а парк изрядно зарос. В 1866-м, при Григории Александровиче, сыне А.С., старый барский дом,  в котором А. С. провёл ссылку, "за ветхостью" был снесён, а на его месте построен новый. А потом были 1907-й... 1918-й... 1944-й... Дом не раз погибал в огне. В 18-м, например, его разграбили и сожгли крестьяне.
Современный же дом восстановлен в 1949 году на старом фундаменте.















Северный фасад с колоннами  - вид со стороны Сороти.





Вид на долину Сороти. Заливные луга, леса, да озера - Маленец и Кучане, мельница с крылами. Простой русский пейзаж. И в то же время - особенный. Особенное небо, особенные облака, рощицы, холмы... Куст рябины, и тот, кажется тут особенным.
Скромная северная природа, немного печальная.
Самое ценное, что осталось от Пушкина.


"... Везде передо мной подвижные картины;
Здесь вижу двух озер лазурные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные холмы,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крылаты..."





















Что и говорить, прекрасные здесь клумбы, душевные. На дворе - конец сентября... Мальвы, левкои, герани, бархатцы, георгины... Цветы, характерные для садов пушкинского времени. А какое мешение красок и ароматов!








































На заднем плане, в зарослях сирени -  так называемый "Домик няни" или же "банька". Конечно же, он восстановлен. В 44-м фашисты разобрали его на блиндаж.





Половина домика была жилой. Случалось, здесь ночевали родители А.С., когда в Михайловское приезжало много гостей. Летом в светёлке жила Арина Родионовна.
Светёлка обставлена вещами, которые могли бы быть здесь в пушкинские времена. Есть вещь подлинная, принадлежащая Арине Родионовне - небольшая дубовая шкатулка с отделкой из красного дерева. Её нянюшка подарила поэту Языкову, гостившему у Пушкина. На клочке бумаги, приклеенном с внутренней стороны крышки надпись : "Для чорнаго дня. 3делан сей ящик 1826 года июля 15 дня".
Как тут не вспомнить:
"... Уединение мое совершенно - праздность торжественна. Соседей около меня мало, я знаком только с одним семейством и то вижу его довольно редко - целый день верхом - вечером слушаю сказки моей няни, оригинала няни Татьяны <...> она единственная моя подруга - и с нею только мне не скучно..."
"... живу недорослем, валяюсь на лежанке и слушаю старые сказки да песни... "




Вторая комнатка приспособлена была под баньку, "мыльню".
Голландская печь, банные плошки, котёл для горячей воды.  Известно, что Александр Сергеевич летом начинал день с купания в Сороти, а зимой - с принятия ледяной ванны.





Вот здесь он её и принимал:))





К господскому дому примыкает ещё один флигелёк: "людская" - или "кухонный флигель". Две комнатки. В одной - кухня, в ней готовилась еда для господского стола; во второй при А.С. проживала кухарка Неонила Онуфриевна с семьёй. Что интересно - у Неонилы Онуфриевны был сынок Алексашка. Возможно, это его проказы описаны в пятой главе "Онегина":


"... Вот бегает дворовый мальчик,
В салазки жучку посадив,
Себя в коня преобразив;
Шалун уж заморозил пальчик:
Ему и больно, и смешно,
А мать грозит ему в окно..."






Муррр... Коты здесь знатные.










Пара-тройка картинок самого дома.










Пожалуй, главное помещение в доме - кабинет. Творческая лаборатория поэта, так сказать. И спаленка одновременно.





Сразу вспомнилась извесная картина Николая Ге. Стало понятным, что кабинет восстановлен в соответствии с нею. Однако, тут же пришли на память и слова Еатерины Ивановны Фок, самой младшей из тригорских барышень:

"... Художник Ге написал на своей картине "Пушкин в селе Михайловском" кабинет совсем неверно. Это - кабинет не Александра Сергеевича, а сына его, Григория Александровича. Комнатка Александра Сергеевича была маленькая, жалкая. Стояли в ней всего-навсе простая кровать деревянная с двумя подушками, одна кожаная, и валялся на ней халат, а стол был ломберный, ободранный: на нем он и писал, и не из чернильницы, а из помадной банки..."

Ну и знаменитые, бесценного лицейского друга Пущина, слова вспомнились: "... Комната Александра была возле крыльца, с окном на двор, через которое он увидел меня, услышав колокольчик. В этой небольшой комнате помещалась кровать его с пологом, письменный стол, диван, шкаф с книгами и проч., и проч. Во всем поэтический беспорядок, везде разбросаны исписанные листы бумаги, всюду валялись обкусанные, обожженные кусочки перьев (он всегда с самого Лицея писал оглодками, которые едва можно было держать в пальцах) ..."

Но как бы там ни было, ощущения непередаваемые. Здесь, в тиши михайловского дома, А. С. написал
более ста произведений - в том числе, поэму "Цыганы", драму "Бориса Годунов", центральные главы "Онегина", шедевры лирики. А ещё около ста двадцати писем  - и получил более шестидесяти.





Вот "столбик с куклою чугунной под шляпой с пасмурным челом, с руками, сжатыми крестом..."











"... в правой, в три окна комнате, где был рабочий кабинет Александра Сергеевича, стояла самая простая, деревянная, сломанная кровать. Вместо одной ножки под нее подставлено было полено; некрашеный стол, два стула и полки с книгами довершали убранство этой комнаты... "



... Еще немного покружим по усадьбе.















Старинная липовая аллея. Живая память об одной из самых романтических встреч в истории. Единственная оставшаяся от старого сада аллея, по которой могли прогуливаться летом 1825-го года Александр Сергеевич и Анна Петровна Керн.










На окраине яблоневого сада - бронзовая фигура юного Александр Сергеевича. Памятник появился здесь в 1981 году и выполнен скульптором Галиной Додоновой. В момент создания Галина Васильевна была ещё студенткой и скульптура эта - её дипломная работа. Удивительная, надо сказать, работа. Не знаю как кого, а меня она возвращает мыслями ко времени, когда А.С. впервые увидел эти благословенные места.

"Вышед из Лицея, я почти тотчас уехал в Псковскую деревню моей матери. Помню, как обрадовался сельской жизни, русской бане, клубнике и проч., но все это нравилось мне недолго... "

В тот первый свой приезд А. С. посетил двоюродного своего деда, Петра Абрамовича, артиллерии генерал-майора в отставке, сына легендарного Ганнибала.
"
Дед попросил водку. Подали водку. Он налил себе рюмку и велел мне поднести. Я выпил и не поморщился и тем, кажется, чрезвычайно одолжил старого арапа. Через четверть часа он опять попросил водки и повторил это раз пять или шесть до обеда. Потом подали закуски"...






Видите, друзья, маленькую белую точку на противоположном берегу озера Кучане? Это усадьба Петровское. А это значит, что в следующий раз побываем в Петровском, погуляем по роскошному парку. Заглянем и в дом "старого арапа".

Продолжение следует.




Tags: Михайловское, Псковская земля, Пушкин, сентябрь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments