?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Рижский поэт Чак

Из разговора в книжном магазине.
- У вас есть Чак на русском?
- Чак Паланик?
- Рижский поэт Чак...










...Рижский поэт Чак родился в октябре. Вчера была очередная годовщина со дня его рождения - и просто невозможно было не вспомнить о человеке, воспевшем Ригу - с её тротуарами, уличными фонарями, водосточными трубами, извозчиками, афишами и киосками, подвалами и подворотнями, дребезжащими трамваями, запахами влажного кирпича, сельди, моря... мирными двориками... липами, каштанами и сиренью...


Небольшая прогулка по городу. Полчаса в мемориальной квартире поэта.


Часть первая. Музыка водосточных труб

...Здесь, распахнув окно,
могу я
за неименьем звёзд глядеть на фонари
и до утра мечтать
о человеке,
построившем всё это
необходимое, как воздух, мне,
как ветер - парусам,
как пароходу - винт и штурман.






О водосточная труба,
ты -
первый музыкальный инструмент моего детства.
Жестяная серая макаронина
в пять этажей длиной,
у тебя под болтливым ртом
вырастает в мороз
ледяная сверкающая борода -
даровое мороженое для мальчишек.

Ты - зимовье сороконожек и мух,
длинный туннель для дождя
по дороге к сточному желобу,
где мокнут окурки с огрызками яблок.

Почему ты вдоль дома,
слабая, хрупкая,
тянешься ввысь,
как моя тоска?

Почему ты такая
худая, тонкая,
как цветы у меня на столе,
как красавица с модной открытки?

Видно, это уж свойственно всем,
кто стремится ввысь
от уличной суматохи и шума,
от разжиревшего бытия.


Перевод Владимира Невского.






















































































Часть вторая. Барышня с собачкой






На улице старого города, узкой,
как щёлка почтового ящика,
куда только отзвук движенья и шума доходит,
где пахнет железом и дёгтем, и яблоками из подвалов,
мне встретилась барышня
быстрая, гибкая, как язык,
как снующий по струнам смычок.

Была она в лаковых лодочках с красной полоской,
зелёный каблук.
И шляпа - огромный пылающий уголь - бросала красную тень на лицо
овальное, как миндалина,
были кровавыми
губы.

Спешила она,
как вода по наклонному стоку,
как сельтерская из бутылки,
и дёргала за поводок собачонку
размером с кулак кузнеца,
на ножках,
трясущихся, как желе.

Спешила она,
шажки её сыпались,
как яблоки из опрокинутой в спешке корзины:
гроза надвигалась,
над красными крышами
нависла, как дым, сквозь который
порой прорывается пламя.




Часть третья. В окна плачет туман







Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com